Баринги, Восточка и Майкл Калви как часть моей далёкой жизни

Шумиха вокруг банка Восточный и спорного ареста Майкла Калви довольно велика. На этом фоне мне захотелось немного рассказать о том как лично я связан с Восточкой и Барингами. Кстати википедия подсказывает что правильно писать Бэринг, но мы в Восточке их всегда называли именно Барингами.

В начале десятых годов я был сначала специалистом, а затем, непродолжительное время, начальником небольшого аналитического отдела в финансовом департаменте банка Восточный. Банк был по-настоящему восточным, так как головной офис находился не где-то в Измайлово, в а гораздо дальше на восток — в Хабаровске.

Я занимался формированием управленческой отчетности. Это такая отчетность в банке, которая нужна была трём людям: председателю правления банка, главному у Барингов (возможно я формировал отчёты непосредственно Майклу) и мне. Мне она нужна так как формирование «Аналитики» несколько повышала ЧСВ. Перечисленным выше господам она нужна была для того, чтобы иметь большее представление о том, что творится с их активами. Ни налоговой, ни аудиторам, никому более эта отчётность больше не была нужна.

Собственно тогда я впервые услышал о Барингах. Мне кратко объяснили, что это зарубежный фонд прямых инвестиций и в том числе они инвестируют в наш банк. Мне это казалось несколько странным, но моё дело было ковыряться в экселе и в подробности я особо не вдавался. А зря. Эти ребята знают толк в инвестициях.Вдумайтесь только они на этапе развития купили долю в Яндекс и продали ее в 800 раз дороже. Это как если бы вы купили эфир по $10 и держали бы его в ожидании $8000!

С учётом начавшейся после 2014 года вакханалии, продолжение деятельности Барингов в России казалась чем то из ряда вон выходящим.Хотя в целом их инвестиция в Восточку довольно сомнительна. Вот вам цитата одного из бывших председателей правления банка.

Наша целевая аудитория — водители троллейбусов, люди с закрытым социальным лифтом.Им отказали в нормальном банке — они пошли к нам.

Я бы называл такую философию, как минимум, неоднозначной. Но казалось что она работает, банк рос как на дрожжах. Только вдумайтесь в цифры — банк Восточный на начало 2012 года занимал место после сбербанка по количеству отделений в стране. Да это были жалкие каморки почти что во всех регионах страны. Региональный банк знал что он может дать регионам и она им это давал: «одобрено».

Одним из наших функционалов так же был расчёт рентабельности бизнеса, в частности доходности портфеля кредитов выданных физическим лицам. И сейчас я понимаю что конкретно мы видили в этих отчётах. Мы в них видили будущее. А будущее это заключалось в том, что при средней доходности портфеля кредитов с учётом дефолтов по розничным банка не более 20% — 25% годовых один маленький, но очень жёлтый банк имел доходность в размере 85% годовых.

Тинькофф в начале 2012 года по данным открытой отчётности Банка России имел доходность портфеля кредитов выданных физическим лицам в размере 80%-85% годовых!

И, кстати говоря, Баринги инвестировали и в банк Тинькофф. Правильные инвесторы, хотя этот белобрысый чёрт знает цену своим активам, сильно большую долю он бы им всё равно не продал.

Спустя 8 лет можно сказать что из всех относительно крупных розничных банков правильное направление развития выбрали всего два: Сбербанк и Тинькофф. Конечно их пути очень сильно отличались, но успех именно на их стороне.

А что с Восточкой? А Восточка сдулась.

Ссылка на основную публикацию
Баринги, Восточка и Майкл Калви как часть моей далёкой жизни
Хиб.ру
Adblock
detector